Среднее время прочтения — 8 мин.

В 2019 году во Франции по-прежнему существует рабство. Зита Кабаис-Обра, ставшая жертвой этого явления, теперь руководитель отделения Французской демократической конфедерации труда. Она помогает иммигранткам сбежать из неволи и неутомимо борется с теми, кто их эксплуатирует.

Читал Глеб Иванов
Podster, iTunes, YouTube, Скачать, Telegram, VK, Spotify

Пятнадцатый округ Парижа, культурный центр C3B. «Не забывайте, что у вас есть права!» — мягким голосом повторяет невысокая брюнетка. Но если нужно, Зита Кабаис-Обра заставит себя услышать. Каждое воскресенье с 16 до 18 часов 56-летняя филиппинка на общественных началах проводит для горстки своих соотечественниц курсы по трудовому праву. Женщины, к которым она обращается, — домработницы. Не имея документов и вида на жительство, они приехали во Францию, чтобы заработать денег и помочь своим семьям на родине. Зита сама была на их месте и знает уязвимость их положения. И все же настаивает: «Живя и работая здесь, вы платите налоги и социальные отчисления, которые вносят вклад в экономику Франции. Вы заслуживаете уважения!»

Но как быть услышанным, когда не говоришь на местном языке? В рамках ассоциации, которую она основала, Зита открыла и курсы изучения французского. Ведет их Ги Туати. Бывший профессор университета Сорбонны в морской фуражке и с усами как у Жоржа Брассенса формирует у своих «студенток», как он их ласково называет, «словарный запас, необходимый в повседневной жизни». Самой старшей 65 лет, и эта женщина все еще работает. «Только что узнал, что самая младшая (ей всего 18) почти каждый день работает до трех часов ночи», — возмущается бывший профессор.

Двадцать человек внимательно на нее смотрят, и Зита продолжает: «Установите с работодателем социальный диалог. Нельзя позволять садиться себе на шею».

«Установите с работодателем социальный диалог. Нельзя позволять садиться себе на шею». Автор : Pierre Gautheron
Студентки очень сконцентрированы. Автор : Pierre Gautheron

Обладательница синего пояса по филиппинскому боевому искусству тапондо Венера Унгриано не пропускает ни одного занятия. В 39 лет эта женщина работает 50 часов в неделю на десять разных работодателей. Каждый раз она просит заключить официальный трудовой договор и договаривается на минимально установленную заработную плату. На безупречном французском Венера заявляет: «Благодаря госпоже Зите я научилась себя защищать».

Из Манилы в Париж чего бы это ни стоило

Ги Туати дружит с Зитой уже десять лет, он знает все о пути филиппинской иммигрантки, попавшей в домашнее рабство, а затем ставшей борцом за свободу. Он уверяет: «Зита — женщина необыкновенной доброты».

До приезда во Францию она успела многое пережить. В 13 лет стала домработницей с зарплатой в 30 песо (это около 50 евроцентов). В 19 лет вышла замуж, родила четырех детей. Но царившая на Филиппинах нищета заставила ее уехать. Нужно оплатить обучение детей «и обеспечить их будущее», — объясняет Зита. Сама она выросла в крестьянской семье.

Сначала она попытала счастья в Маниле, затем записалась в рекрутинговое агентство, которое предлагало рабочие места за границей. «Хотела попасть в Париж, но в Венгрии обнаружила, что виза не позволит мне поехать дальше. О том, чтобы повернуть назад, не могло быть и речи. Я была полна решимости продолжить путь». За поездку, которая, по словам начальницы агентства, должна была пройти без происшествий, Зита заплатила 10 тысяч долларов. Чтобы добраться до Франции, пришлось присоединиться к нелегалам. Зимой 1994 года она села в фургон еще с 15 людьми из Филиппин, Китая и Африки. Иногда передвигаться приходилось пешком. Зита взяла инициативу в свои руки: «Мы пересекали реку посреди ночи. Я даже не умела плавать. Проводники кричали: „Быстрее, быстрее!“ Приходилось проявлять стойкость».

Через Словению, Швейцарию и Италию она наконец прибыла во Францию. На последнем издыхании, но с «горящими глазами», молодая женщина добралась до Парижа.

Восстановить справедливость

Зита работала на семью из 16-го округа: жена — банкир, муж — профессор Института политических исследований. Ее поселили в комнате для горничной. Помимо уборки, глажки и готовки, она воспитывала двух сыновей этой пары. Рабочие дни растягивались с семи утра до полуночи, а то и до часа ночи. По словам Зиты, сначала все шло хорошо. Но последние два года ее и без того скудную зарплату перестали выплачивать вовсе. Работодатели забрали у нее паспорт, мол, нужно заняться документами: «Мне запретили разговаривать с посторонними, даже с консьержкой — она видела, какая я была бледная и исхудавшая. Стала тенью себя былой».

Зита освобожденная. Автор: Pierre Gautheron

Однажды, заглянув в выдвижной ящик, Зита нашла свой паспорт. Она выразила недоумение работодателям. В ответ ей в лицо швырнули стул. «Я больше не чувствовала себя в безопасности, поэтому ушла». Позже Зита узнала, что супружеская пара обвинила ее в краже. «Так они сказали детям, которые постоянно спрашивали, где я». Возмутившись, она позвонила паре из телефонной будки:

— Почему вы называете меня воровкой? У вас до сих пор мой паспорт. Вы мне зарплату уже два года не платите!

— Мы абсолютно ничего тебе не должны.

— Прекрасно. Все себе оставьте, встретимся в суде!

«И бросила трубку», — подчеркивает Зита. В то время она никого не знала, а на французском могла сказать лишь несколько слов. «Одна дама, у которой я иногда делала уборку, привела меня в Комитет против рабства. Мы завели дело, и только благодаря этим людям я узнала о своих правах».

Зита могла бы привлечь своих эксплуататоров к уголовной ответственности. «Но я не захотела… из-за детей. Боялась, что их родителей отправят в тюрьму», — рассказывает женщина. Благодаря помощи Французской демократической конфедерации труда дело было передано в конфликтно-трудовую комиссию. За пять минут до заседания бывшие работодатели предложили ей крупную сумму денег. Но Зита ответила, что не возьмет: «Я всего лишь хочу восстановить справедливость».

Ее бывшие работодатели будут осуждены Парижским апелляционным судом: в частности, за неофициальное трудоустройство и грубое нарушение трудового договора.

Неустанная поддержка

«Зита очень стойкая, — считает президент Комитета против рабства Сильви О’Ди, — Сначала мы помогли ей, потом она сама вернулась в Конфедерацию труда. Она прошла обучение, а затем заняла руководящую должность. Ей удалось положительно воспринять ужасный опыт, который она пережила, и поделиться им с другими».

Зита заставит рабовладельцев капитулировать. Автор : Pierre Gautheron

Последние 15 лет Зита руководит профсоюзным отделением Французской конфедерации труда по социальной помощи в регионе Иль-де-Франс. Она помогает работающим женщинам (большинство пострадавших именно женщины). Такая помощь крайне необходима в профессиональном сообществе, страдающем от частых злоупотреблений. Занимаются всем: от редких случаев вроде домашнего рабства (наказание за это предусмотрено в Уголовном кодексе), до более или менее серьезных нарушений трудового законодательства, которые происходят чаще всего. Некоторые работодатели могут сознательно или неосознанно отнимать свободное время работника или поручать кучу мелких дополнительных задач… «Женщины в большинстве своем иностранки. У них наиболее уязвимое положение ввиду незнания языка и законов страны. Они на все соглашаются», — сетует Зита. По субботам во второй половине дня она осуществляет приемы. На них приходят работающие женщины из Филиппин, «другие иностранки, француженки».

Вместе с адвокатами лидер профсоюза отстаивает интересы подзащитных перед судом. Среди них индонезийка Лейла, с которой жестоко обращался иностранный дипломат, служивший во Франции. «Ее к нам направил Комитет против рабства. Совместно с Конфедерацией труда мы обратились в конфликтно-трудовую комиссию. Но нам постоянно мешала дипломатическая неприкосновенность».

После этого профсоюз обратился в Государственный совет. Зита объясняет: «Мы потребовали от французского государства компенсацию за ущерб, который Лейла понесла в результате выполнения Францией своих обязательств по Венской конвенции (международное соглашение, защищающее дипломатов, — прим. редакции StreetPress)».

Выиграть дело удалось только через девять лет судебных тяжб. «Лейла получила 52 тысячи евро. Их выплатило государство деньгами налогоплательщиков. Необходимо разработать решения, которые позволят избежать таких ситуаций….»

Домашнее рабство по-прежнему реальность

Грань между нарушениями Трудового кодекса и эксплуатацией бывает весьма расплывчатой. Абсолютно ясно одно: рабство во Франции все еще неплохо себя чувствует. Судебное разбирательство по делу Зиты в 90-е годы стало переломным моментом. Впервые тема рабства всплыла на поверхность, и кто-то потребовал справедливости. Аник Фужру, адвокат и президент ассоциации SOS Esclaves поясняет: «Благодаря ей вещи начали называть своими именами. До этого в разбирательствах, которые широко освещали в СМИ, рабство не упоминалось. Но такие, как Зита, существовали всегда».

Согласно подсчетам Global Slavery Index, по состоянию на 2018 год во Франции в рабстве находятся 129 тысяч человек. Угодившие в домашнее рабство «ведутся на лживые обещания хорошей оплаты, крыши над головой и лучшей жизни: в реальности у них отбирают документы, им не платят и держат в заточении, с ними плохо обращаются и содержат в условиях, противоречащих понятию человеческого достоинства», — поясняет Сильви О’Ди.

Пережила этот кошмар и Джайнаб Бютон. В это воскресенье 49-летняя филиппинка находит поддержку у «Мамы Зиты». «Когда я с ней только познакомилась, она все время плакала», — вспоминает ее подруга. Джайнаб попала во Францию через посольство Саудовской Аравии, с которым подписала трудовой договор.

Однако по французской земле она не успела ступить и шага: из аэропорта ее сразу увезли домой к одному из сотрудников посольства. «Там вовсю процветает эксплуатация человеческого труда», — подчеркивает Аник Фужру — она занималась этим делом. Джайнаб с ужасом вспоминает: «С утра до ночи я обслуживала семью из шести человек. Заботилась об одной из дочерей, она была инвалидом. Я спала у нее в ногах, на полу».

Селфи! Автор: Pierre Gautheron

Через два года и восемь месяцев такой работы Джайнаб сумела сбежать из квартиры в 15-ом округе Парижа. Сейчас она дожидается правосудия. «Добиться уголовного преследования по этой ужасной истории невозможно, потому что сотрудники посольства ссылаются на дипломатическую неприкосновенность», — рассказывает Аник Фужру. Конфликтно-трудовая комиссия присудила Джайнаб 200 тысяч евро. «Вот только мы из этой суммы не получили ни цента, а они еще и апелляцию подали», — говорит адвокат — она вела это дело в сентябре 2018 года. «Из-за бюрократических проволочек Палата по трудовым вопросам парижского апелляционного суда рассмотрит дело только в ноябре 2019-го».

Сестры по оружию

В прошлом замкнутая, сейчас Джайнаб стала увереннее в себе, отмечает Зита. Она помогает и другим девушкам. Когда дело касается помощи жертвам домашнего рабства, Зита всегда настроена воинственно. «Только что получила в Фейсбуке сообщение от филиппинки, которую эксплуатируют хозяева. Она приехала с ними из Катара. Как только они прибудут к себе в дорогой парижский отель, я по телефону объясню ей, как сбежать. А Джайнаб заберет девушку и проводит в правозащитную организацию.

Еще одна их соратница по борьбе Анабай Талузан тоже пострадала от домашнего рабства. Зита помогла ей спастись. Ее история напоминает истории тысяч азиатских мигрантов, которых принуждают работать на богатые семьи из стран Персидского залива. Сейчас она живет во Франции и регулярно приходит на Елисейские поля: «Хозяева часто там бывают и берут с собой слуг, чтобы те носили за ними сумки. Когда замечаю служанку, подхожу к ней и кидаю под ноги листок бумаги. Там написан мой номер телефона и вопрос: „Ты счастлива?“»

Когда ей звонят, эта маленькая проницательная брюнетка всегда сначала советуется с Зитой. Рядом со своими сестрами по оружию последняя гордо улыбается: «Анабай и Джайнаб пошли по моим стопам».

Юридический арсенал практически не применяется

«Не стоит думать, что такое происходит только в богатых семьях», — возмущается Зита. Эксплуататорами могут быть и французы, и иностранцы. «Дипломаты и богачи не единственные, кто занимается подобной практикой. Бывает, что на людском несчастье наживаются и выходцы из бедных слоев», — указано на сайте Комитета против рабства.

У всех них есть кое-что общее. Ни на одном из разбирательств, где О’Ди представляла потерпевшую сторону, она никогда не слышала, чтобы эксплуататор раскаивался в своих действиях. Большинство возмущаются: «Я столько для нее сделал! Без меня так и осталась бы животным!»

Фото класса. Автор: Pierre Gautheron

Зита входит в административный совет Комитета против рабства. За 20 лет комитет представлял интересы более 700 человек перед судами всех инстанций, включая Европейский суд по правам человека. В 2005 и 2012 годах ЕСПЧ осудил Францию за неоказание помощи двум пострадавшим от домашнего рабства, тогда как их права признавались французским правосудием.

С тех пор закон, кодифицирующий рабство, подневольное состояние и принудительный труд, внесен в Уголовный кодекс. «Закон от 5 августа 2013 года для нас основной. Мы сражались за этот текст, с него начинается борьба против эксплуатации человека», — ликует Зита. Но хоть у Франции и появился юридический арсенал для борьбы, не все формулировки закона применяются на практике. «Часто все происходит за закрытыми дверями, без свидетелей. Поэтому представить доказательства непросто», — объясняет О’Ди. Иногда сотрудники судов не знают законов, и правонарушения фиксируются неправильно. Чтобы добиться справедливости и компенсации, «каждое утро покоряешь Эверест! — вздыхает Аник Фужру. — Но обвинительные приговоры есть, и будут другие. Пострадавшим не стоит отчаиваться».

Битва продолжается

Сразу же после принятия закона 2013 года была создана Межведомственная группа по защите женщин от насилия и борьбе с эксплуатацией человека. Ее цель — координировать усилия общественности, чтобы решать проблемы эффективнее. Зита участвовала в рабочих совещаниях, помогала составлять план действий на 2014–2016 гг. «Там были представители правительства, ассоциаций, таможни… но никто не представлял работодателей», — возмущается лидер профсоюза и жалуется «на недостаточность принятых мер». Тома Дюмортье, юридический советник Национальной консультативной комиссии по правам человека, которая также участвует в обсуждениях, добавляет: «Некоторого прогресса добиться удалось. Но он в основном касается сексуальной эксплуатации. Предстоит сделать еще очень много».

Новый план действий, направленных против эксплуатации человека, должны принять в этом году. На этот раз Зиту не позвали участвовать в рабочих заседаниях. Но ее голос по-прежнему слышен. В 2018 году она выступила в Европейском парламенте и в ЕСПЧ в Женеве. Рассказывая свою историю, она хотела привлечь внимание слушателей к судьбам тысяч пострадавших: «Нужно помочь этим невидимым людям начать сражаться и отстаивать свои права. Если бы в свое время не помогли мне, я бы сейчас здесь не стояла».

По материалам StreetPress
Автор: Луиз Плюйо

Переводили: Екатерина Нигорица, Екатерина Кузнецова
Редактировал: Александр Иванков